МГИМО в лицах: Инна Бондаренко

 Сегодняшняя героиня рубрики #мгимо_в_лицах – Инна Бондаренко, Председатель Ближневосточного Клуба НСО МГИМО. О самом горячем регионе планеты, студенческой науке, программе «Послы русского языка в мире» и жизненных ориентирах – в нашем интервью.

Ты изучаешь арабский язык. Есть ли что-то кроме профессиональной специализации, что связывает тебя с Ближним Востоком? 

С Ближним Востоком меня связывают гены. Я наполовину арабка, мой отец  —  иорданец. Однако так сложилось, что я не учила арабский с детства. В меня не вкладывалось вообще ничего арабского. Поэтому сейчас для меня изучение Ближнего Востока и арабского языка – это попытка осознать свои корни.

Как русская и арабская культуры сочетаются в твоей жизни? 

Наверное, я все же чувствую в себе что-то арабское. Например, гостеприимство. Хотя это спорно, ведь русские люди тоже очень гостеприимные… Но я просто обожаю принимать гостей, и мне кажется, что это что-то арабское. Мое спокойствие тоже берет корни в восточной мудрости. Но меня воспитывали в российской среде, и я понимаю, что я больше русская. Наверное, я всего лишь на 1 % арабка и на 99 — русская. 

Каким словом ты описала бы Ближний Восток?

Смирение. Ближний Восток у меня, как и у многих, ассоциируется с исламом. В исламе помыслы людей направлены на жизнь будущую. И это осознание того, что жизнь праведная и справедливая начнется после смерти, заставляет их мириться с тем, что происходит сейчас. Дальше будет лучше, а это значит, что можно перетерпеть все невзгоды, которые происходят в этом мире. 

Федерико Феллини однажды сказал: «Другой язык – это другое видение жизни». Как изучение арабского языка изменило тебя?

У меня улучшилась память и ухудшилось зрение. А если серьезно, в арабском языке совсем другая логика. Когда читаешь «Книгу тысячи и одной ночи» или арабские сказки, понимаешь, что этот язык очень изощренный, сложный. Эту изощренность я смогла привнести в свой русский и даже в английский. 

Сегодня ты возглавляешь Ближневосточный клуб НСО МГИМО. Вспомни свое знакомство с БВК. Каким было первое впечатление от этой организации? 

Раньше Ближневосточный клуб проводил только лекции и конференции. На одну из таких лекций я и пришла. Поняла, что нужно заставить эту структуру работать иначе. Поэтому мы с командой начали «оживлять» клуб. Конечно, я понимаю, что НСО – это не в полном смысле наука. Но все же мне хочется, чтобы наш клуб был серьезным объединением, которое приносило бы пользу как ближневосточникам, так и людям, не связанным с этим регионом. Но главное – мне хочется, чтобы гости наших мероприятий заряжались какой-то особой атмосферой. Потому что любое объединение – это больше об атмосфере, которую ты создаешь. 

Что тебе дает учеба в МГИМО и руководство БВК?

Руководство Ближневосточным клубом дало мне умение говорить: «Стоп!», когда начинаешь позволять себе слишком много. Мне хочется быть мудрым руководителем: чтобы меня слушались, но я при этом не выглядела авторитарной. Чтобы люди относились ко мне, как к своей. Мне очень нравится быть первой среди равных. Если говорить о МГИМО в целом, конечно, все скажут, что МГИМО – это люди. И я буду банальной. Но самое главное —мне кажется, что после МГИМО очень сложно себя чем-то ограничивать. После МГИМО тебе хочется делать все, сразу, много, чтобы это влияло на мир вокруг тебя. 

Учеба и научная деятельность в стенах МГИМО занимают много времени. Но сегодня едва ли можно считаться образованным и разносторонним человеком, если в твоей жизни нет ничего, кроме учебников. Что ты считаешь важным для саморазвития?

Я участвую в огромном количестве различных программ и проектов. Например, я являюсь послом русского языка. В прошлом году ездила в Таджикистан, учила детей русскому языку. До этого была в Марокко и там преподавала детям английский. Еще я стараюсь заниматься волонтерством, когда есть время.

У тебя есть кумир?  

У меня нет кумира из числа людей. Для меня, как для перфекциониста, очень важно, чтобы тот, с кого я беру пример, был идеален. Я очень люблю людей, но у каждого из нас есть что-то, что остается за фасадом, и поэтому мне сложно представить своим кумиром живого человека. Но есть один книжный герой, Жан Вальжан. Я понимаю, что для адекватного взрослого человека он не может быть идеалом, потому что быть настолько самоотверженным и альтруистичным — это уже болезнь. Но это моя ролевая модель.  Я выбираю безусловное, абсолютное добро. 

Твой главный жизненный принцип. 

Главное – это оставаться простой. Где бы я ни оказалась и какие бы посты я ни занимала. Мне очень не хочется стать высокомерной, начать говорить каким-то сложным языком. Я хочу быть простой и доступной для людей. Всегда. 

БЛИЦ

Трёха или МП? Трёха

Что сложнее, сдать язык или физкультуру? Физкультуру

В чем измеряется расстояние от центра до конференца? В шагах

Чтоб подняться до Лаврова… Пройди школу Торкунова

Если ты окажешься перед Торкуновым, что ты ему скажешь? Анатолий Васильевич, наймите, пожалуйста, на кафедру языков стран Ближнего и Среднего Востока носителей языка!